July 3rd, 2011

klement

Торговые ряды...

Светлой памяти заслуженного архитектора России, лауреата премии С. Юлаева, и прекрасного человека - Сергея Голдобина посвящается...


  Обещал, еще в самом начале своего жж-шного творчества Ильшату (ilshat_nazarov) рассказать об истории реконструкции Торговых рядов в Уфе (сейчас это называется - Торговый комплекс «Гостиный двор»)…
  Ну, что же – садитесь поудобнее, кому интересно…
  Вначале, коли уж речь идет об истории - историческая справка от Павла Егорова, как человека посвященного в историю вопроса, ярого поборника старины уфимской и легендарного – «юноши перед бульдозером»:

«Воссоздание Торговых рядов»
Целая эпоха в архитектуре Башкортостана - Торговые ряды.
1985 год. Хлопчатобумажный комбинат покидает здание Торговых рядов, и над ними зависает «дамоколов меч» уничтожения. Настал день, когда взволнованный директор реставрационной мастерской Геннадий Васильевич Рожкин вызывает меня: «Что будем делать? Приказано снять охранную доску». «Поставим еще три - на все четыре угла. Будем бороться», - отвечаю. И полетели исторические справки о ценности памятника архитектуры регионального значения во все высшие инстанции. В то же самое время наш Вали Каюмов день и ночь сидит, склонившись над кульманом, и выморачивает какой-то проект. Что это? На листе ватмана торчит высотка прямо с территории внутреннего двора Торговых рядов. Проект понесли в Госстрой БАССР Льву Васильевичу Хихлухе. Грань отчаяния иногда толкает к бредовым идеям. Милый Лев Васильевич, как он хотел спасти памятник! Его заместитель Рудоль Раисович Авсахов говорит: «Идея восстановления Торговых рядов была тогда крамольной. Планировался их снос, а на освободившемся месте - строительство Дворца культуры». Этот-то дворец и выстроил Каюмов на листе ватмана. Основная заслуга в спасении Торговых рядов принадлежит бывшей тогда заместителем Председателя Совета Министров БАССР Вазифе Байтуриной. Она пишет письмо в Министерство культуры РСФСР с просьбой снять с охраны памятник архитектуры, заведомо зная, что из Москвы приедет комиссия. Комиссия приехала из пяти человек, возглавлял ее архитектор Феликс Новиков, заслуженный архитектор России. Лекция не понадобилась. Специалистам было достаточно беглого взгляда, чтобы понять: ценность объекта очевидна.

Уфа, основанная в 1574 году, (формировалась как типичный средневековый город. К концу XVII века в городе сложился ветвисто-веерный план. Каждая из улиц, выходившая из шести ворот Уфимской крепости, обязательно в перспективе «замыкалась» церковью.
А вот в начале XIX века всю планировочную и пространственную структуру городов обусловили градостроительные концепции русского классицизма - ампира. Родившийся во Франции в первой четверти XIX века, ампир пришел и в Россию на смену классицизму Екатерининской эпохи. Мастеров ампира привлекал рациональный, полный внутреннего порядка и гармонии дух древнегреческой культуры. Они обратились к прямоугольной планировочной сетке, свойственной подавляющему большинству античных городов. Сохранилось для истории даже имя человека, с которым связывают это изобретение, - Гипподам. А сетку эту так и называют - гипподамова сетка. Она служит человечеству вот уже добрые две с половиной тысячи лет! Кто же наложил ту «гипподамову сетку» на уфимскую землю?
С 1810 по 1830 годы все градостроительное дело в России возглавил Вильям (Василий) Иванович Гесте. 28 декабря 1817 года он прибывает в Уфу, а 22 января 1818 года в рапорте Оренбургскому гражданскому губернатору М. А. Наврозову пишет: «...хотя местное положение Уфы довольно затруднительно, но, по-видимому, верно снято г. Сметаниным, и мною осмотрено по всем частям, и полагаемый план может быть, произведен в действо...»; Большое количество рабочих планов свидетельствует о том, в каких муках рождался план 1819 года, приобретший силу закона, по которому шло строительство Уфы вплоть до начала XX века.
Найти связь исторического города, его масштаба, принципов его структур с новым городом, запрограммированным совсем на другую генетическую программу, труднее всего. Но Вильям Гесте с этой задачей справился блестяще! Его план явился результатом неповторимого сочетания древнерусских градостроительных традиций с принципами классицизма в условиях сложного рельефа.
Новая часть города была перенесена из лабиринта оврагов на сравнительно ровную незастроенную местность: на запад до ул. Гафури, на север - до ул. Революционной (названия современные). План классического города представлял собой строго прямолинейную сетку улиц - «першпектив». Композиция открытых городских пространств, архитектурно оформленных планировочных узлов и связей - улиц и площадей - становится определяющим фактором планировки города. Планировочное ядро нового города - Верхнеторговая площадь. Композиционный центр площади - Торговые ряды (или Гостиный двор). В 1956 году, когда был взорван Смоленский собор (с 1840 года - Троицкая церковь), город потерял средневековую ведущую доминанту планировочного ядра. В середине 1980-х годов мы чуть было не потеряли центральную доминанту, формирующую архитектурный ансамбль города эпохи ампира.

Высокий архитектурно-строительный уровень застройки русских городов обеспечивался созданием в начале XIX века многочисленных образцовых проектов. В 1811 году столичные архитекторы: В. И. Гесте, В. П. Стасов, А. И. Мельников, К. И. Росси, Л. И. Руска, А. И. Михайлов разработали 286 образцовых фасадов казенных и жилых зданий.
Для строительства Торговых рядов в Уфе был выбран проект петербургского профессора архитектуры А. И. Мельникова. Осуществлял строительство Торговых рядов, начавшееся в 1825 году, Оренбургский губернский архитектор Трофимов.
Одноэтажное здание было поставлено на самую землю (отделял от нее лишь низкий стилобат), благодаря чему создавался художественный эффект «доступности» здания. Своего рода «демократизм» смягчал ту модификацию величавости и торжественности, которая присуща была многоэтажным зданиям классицизма. По лицевым фасадам каждой из четырех сторон шла открытая галерея из 28 пилонов слабо выраженного дорического ордера с арочными пролетами. Верхняя часть здания заканчивалась карнизом, под которым располагался непропорционально по отношению к высоте здания широкий фриз с триглифами удлиненных пропорций. Триглиф - один из самых характерных элементов дорического ордера - представлял собой нечто вроде короткого пилястра с каннелюрами. Именно дорический ордер привел греков к одному из важнейших открытий художественной концепции - оптическому восприятию предмета. Так и в нашем случае: широкий фриз с триглифами уравновешивал слишком большую протяженность стен Гостиного двора. Декоративная аркада, объединяющая фасадную поверхность в сплошную ленту, создавала иллюзию монолитности, единого объема, что было типично для классицизма. Внутри Гостиного двора располагались складские помещения и таможняя изба.

Торговые ряды в Уфе никогда не были застывшей формой: всегда жили активной жизнью, эволюционировали. Множество планов города, архивных документов, найденных в республиканском и столичных архивах, свидетельствуют о том, что Торговые ряды, одна из сторон которых построена уже в 1827 году, впоследствии несколько раз менялись в плане, принимая то форму прямоугольника, то квадрата. Так, «в 1836 году гражданский топограф Вечтомов выполнил план Верхне-Торговой площади по масштабу в 25 сажень в связи с изменением Гостиного двора».

В 1860-х годах встал вопрос о расширении Торговых рядов. 16 сентября 1860 года начальнику съемки городских земель Оренбургской губернии, старшему классному топографу Эгерцу было поручено произвести топографическую съемку Верхнеторговой площади в связи с расширением Торговых рядов. Строительство осуществляли местные подрядные организации и наемные техники. В результате, к 1864 году увеличенные Торговые ряды имели 56 одинаковых наружных мест, выполненных по проекту Шестакова, в 1867 году - 56 внутренних мест были распланированы Бирским уездным землемером Траппером. Причин для неоднократных изменений в плане Торговых рядов может быть несколько. «После опустошительных пожаров 1816, 1821 годов городские власти, в соответствии с генеральным планом 1819 года, предложили торговцам перенести свои заведения со Старо-Торговой площади на Верхне-Торговую в район будущего Гостиного двора». Так возникли вначале деревянные Торговые ряды, которые в 1829 году еще существовали и, видимо, мешали развитию каменных.
Второй причиной могла быть просадка фундаментов, так как вся Верхнеторговая площадь занимала более 15 десятин болотистой местности. И третья причина - главная - развитие торговли. Но как бы ни изменялись Торговые ряды, комплекс приемов и принципов, заложенных в планировочной схеме, объемной и фасадной композиции проекта А. И. Мельникова, сохранился. Только в 1941 году в связи с эвакуацией сюда Серпуховской ткацкой фабрики из Московской области и Ярцевской прядильной фабрики из Смоленской они потеряли свой первоначальный облик и назначение.

Вот что рассказывает победитель конкурса 1987 года на лучший проект реставрации Торговых рядов Сергей Анатольевич Голдобин:
- Реализация моего проекта затянулась на восемь лет. За это время памятник понес такие большие утраты, что реставрация его стала невозможной. Относительно сохранившийся кусок стены решили оставить в подлиннике, а в целом воссоздать первоначальный образ памятника, который был заложен проектом А. И. Мельникова.

Сегодня площадь застройки Торговых рядов составляет 1,5 га, кубатура - 340000 кв. м. Тот факт, что каждый блок здания имел индивидуальную нулевую отметку, свидетельствует о том, что Торговые ряды много раз подвергались переделкам и реконструкциям. Новое проектирование реализовало единую нулевую отметку всему периметру здания.
Функционально использованы все три уровня: два - надземных (вместе с чердачным) под торговлю и один - подземный с 6-метровыми въездами в гараж на 90 машин. Благодаря уникальным расчетам турецких специалистов, в подвальном этаже создано безбалочное пространство монолитных перекрытий, которые работают по принципу капители.

П. Егоров (оригинал: страницы истории / Сост. М.В. Агеева. Уфа: Китап. 2006. С. 174-177.)

  Тут надо малость поправить Павла – в 1985 году я работал в Госстрое у Льва Васильевича, и хорошо помню совещания по поводу рядов в кабинете у Хихлухи.
Никакой не Каюмовский проект высотки там хотели воткнуть, а возродить уже давно существующий проект расширения Авиационного института архитектора Б.Г, Калимуллина. Если внимательно посмотреть на здание института, то ясно видно, что существующий корпус – лишь половина огромного каре, между улицами Ленина и М. Карима, - как раз на месте торговых рядов. И лобби у этой идеи было очень сильное – академик Р. Мавлютов, имевший прямой доступ к телу тогдашнего нашего «хозяина» М. Шакирова. А высотка В. Каюмова – это что-то из области легенд. Приволокли, как-то нечто подобное из Гражданпроекта – Лев Васильевич послал их оч далеко.
  И никакая не Вазифа Байтурина (как все-таки время все искажает…:)), а именно - Лев Васильевич Хихлуха организовал приезд московской комиссии, которая и приняла решение о сохранении рядов. Но, думаю - не мнение московской комиссии тогда сработало, а время за окном – 1985-й год. Власть первых секретарей пошатнулась, и Шакирову было не до каких-то там рядов.
Кстати - Рудик Авсахов не был тогда заместителем у Хихлухи, он пришел в Госстрой позже – в 1987 году.
Но – это, в общем-то, так – детали, основное в истории Павла интересно и верно.

  Ну, а мое участие в судьбе торговых рядов началось в 1986 году.
  В «нагрузку» к основной работе в Госстрое РБ, пульнул меня Лев Васильевич на телевидение – нести свет нашей «могучей» национальной культуры в широкие массы, тсазать. Ну, в меру сил и на пару с энергичной Альдой Акрамовной (эх, забыл фио…склероз) мы и несли – один раз в месяц, в прямом эфире башкирского ТВ шла передача – «Архитектура Башкирии», а ваш покорный слуга был ее ведущим. Одну из передач решил посвятить спасению рядов, тогда уже вовсю нарастала волна «народного гнева» вокруг рядов, художники во главе с неугомонным Женькой Винокуровым уже и грязь и завалы там расчищали, и пикеты выставлялись на случай их слома...
  Пригласил на передачу ребят – Авсахова, Андрианова, Винокурова, еще кто-то был от министерства культуры, не помню уже. Отсняли натуру и вечером пришли на эфир. Сидим в гримерке, нас размалевывают для эфира (тогда софиты были ого-го, без грима моментально пОтом покрывались), а тут влетает Альда с выпученными глазами и мне – «про ряды низззяяяя!!!»… Опа – пол передачи про ряды, все тексты готовы, а чего говорить-то без них…? Мы дружно переглянулись, дружно поснимали салфетки с рожь, и дружно направились к выходу из этого совка... У Альды случилась истерика, через полчаса прямой эфир, а эти козлы демонстрацию устраивают... Бедная, она была, конечно не виновата – ЦУ сверху поступило. Пришлось спасать хорошего человека – договорились, что тему рядов на второй план перенесем, и педалировать не будем. Этот риск она на свою душу взяла и в эфир нас выпустила. Передача вполне состоялась, и даже, потом говорили - Альду Акрамовну похвалили сверху – мол гласность и перестройка, опять же...
Вот здесь натурная съемка из той передачи – все, что сохранилось, прямые эфиры тогда не записывались. Хорошо видно, в каком состоянии ряды были:

Посмотрел сейчас фильм, память уже подводит – это, оказывается уже начало 1988 года - идет речь о состоявшемся конкурсе. Ну, ладно – продолжим:

  В конце 1987-го года ушел я из Госстроя на вольные хлеба в бизнес – директором, тогда никому не ведомого «Архпроекта», и одним из первых моих заказчиков стало Министерство культуры в лице прекрасного человека – зам. министра Геннадия Анатольевича Рылова, много чего мы с ним потом «натворили»...
  Как протекал процесс о сохранности рядов в самом министерстве – уже не помню, но видимо бумага какая-то в его недрах была оформлена, и в конце 1987 года Геннадий Анатольевич предложил мне написать условия архитектурного конкурса на проект реставрации рядов. Быстро были эти условия подготовлены, и видимо, под самый Новый год, в Союзе архитекторов, под руководством Рудика Авсахова состоялась итоговая выставка. Участников, насколько помню, было – 5 или 6 коллективов. 2-е команды от «Архпроекта» - Голдобин, Соловьев, Маскулов, Винкельман, Семенов и Дубинский, Томилов, Ахметшин (ребята у меня официально еще не работали, но шли от нас). Команда «Башкиргражданпроекта» - Бахтиев, Бадрединов, команда арх. кафедры нефтяного института – Сабитов, Сафаров, со студенты, команда Кирайдта – Рудольф Иванович и ежи с ним, команда «БашНИПИнефти» - не помню уже, кто – видимо, Мазида Батырова, и кто-то еще – возможно, как раз Вали Каюмов со своей высоткой...
  Дебаты и споры в конкурсной комиссии были жаркими и долгими Я, правда, в нее не входил, шоб потом не обвиняли в подставе, но отирался рядом – для меня было очень важно получить этот заказ в «Архпроект»...
  А, выбрала комиссия победителем - проект команды Сергея Голдобина. Вернее, командой во главе с Голдобиным, она тогда еще не была – просто в дальнейшем Сергей всю инициативу на себя взял. Что интересно – выиграл он (проект) тем, что мах сохранил существующее здание, корректно развил объем нового здания внутри двора, а во главу угла поставил не торговлю, а общественную функцию – выставочные залы, союзы художников, архитекторов, музыкантов, музеи и выставки. Максималисты мы тогда все были – торговлю презирали. А вот, у Кирайдта - был проект, как раз почти один в один с нашей реализацией – все под торговлю и накрыть колпаком...
  Ну, раз наша команда выиграла, то благодаря Рылову, я быстро оформил с министерством культуры договорные отношения – свой первый заказ № 001, и закипела работа...
  Закипеть-то она закипела, но по ходу приходилось решать море вопросов. Обмеров никто до нас не делал, все в кучах щебня, мусора, г..вна и дряни всякой. Нужны спецы по реставрации, по укрепления конструкций и т.д., и т.п. Сергей, надо отдать ему должное – крутился как белка в колесе, Из гражданпроекта ушел к нам в фирму, потеряв в зарплате и в положении. Учился на ходу, учил других, и уже в 1989-м году мы сдали министерству культуры свой, пусть и сыроватый еще, но полный проект РЕСТАВРАЦИИ. Именно - реставрации торговых рядов, а не реконструкции, как потом вышло. Максимальное сохранение старого, развитие в нового внутри двора – выставочные залы, музеи, кафе, и немного торговли сувенирами. А союз архитекторов застолбил себе место – слева в арках от главного входа...
  Потом мы еще его пару раз корректировали, уточняли, но принципиально ничего от задумки не меняли. Да, собственно – ажиотаж вокруг рядов спал, министерство отчиталось – ряды законсервировали, мусор убрали и всё – денег на реставрацию у государства не было. А возится с развалинами, и строить культурный центр с неясными функциями желающих не просматривалось...
  Правы ли мы – архитекторы с нашим упорным стремлением сделать «красиво», но без торговли до сих пор не знаю...
  Изначально-то ряды ведь были ТОРГОВЫМИ, но с другой стороны – торговый комплекс в самом центре города, в явно не приспособленном для современной торговли здании – это и транспортные проблемы, и проблемы его рентабельности, и проблемы отсутствия в городе до сего времени полноценного центра культуры. Окажись наше государство побогаче в начале 90-х, да поумнее его руководители, думаю, как центр культуры он бы сейчас лучше работал. Но, увы – если бы, да кабы - во рту выросли грибы...
  Где-то в 94-м развалины и срач в центре столицы окончательно намозолили глаза нашему баю Рахимову, и он взял это дело в свои «крепкие» руки. Махом был подписан указ «О мерах по обеспечению ускорения реконструкции здания бывших Торговых рядов в городе Уфе» (от 11 августа 1995 года) и началась лихорадочная работа по его реализации. С финансированием работ Рахимов поступил «изящно» и просто – было создано ОАО "Торговые ряды", и добровольно-принудительно акционерами там стали все банки и нефтяные заводы республики! Возглавил это мероприятие Алексей Морозов. Подряд на реконструкцию получил «Башневтезаводстрой» пополам с турецкой фирмой «Идиль». Одних «заседаний» и «совещаний» проведено было море, задница не успевала обсохнуть. Срочно изготовили супер-макет для демонстрации начальству, а сам проект пришлось полностью переделывать, практически заново...
  Нам вежливо сказали, шоб мы быстро заткнулись со всякими культурными центрами, прочитали нам лекцию о вреде алкоголя и заоблачных мечтаний, и дали новое задание – торговый центр, без всякой культуры. Мах площадей, автостоянки, мах пропускная способность, рентабельность, окупаемость...
  Надо сказать, что сильно мы и не сопротивлялись – у Сергея уже у самого сложился несколько другой образ своего будущего детища, там уже возникали идеи перекрытия внутреннего двора, реконструкции квартала, вплоть до здания авиационного института, масштабов громадъё, короче...
  И вот тут началась наша работа именно над тем объектом – «Гостиным двором», который вы все теперь и видите в «натуре», от «старых» торговых рядов там остался лишь небольшой кусочек слева от главного входа, в подвале. Слово "реставрация" тихо умерло...
  Причин было несколько. Когда вскрыли фундаменты, оказалось, что каждый, бывший владелец кусочка рядов, при их строительстве, сам мастрячил фундаменты по мере возможности и из чего ни-попадя: и из бута, и из дерева, а то просто - из мусора. Во-вторых: сам кирпич, из которого были построены ряды – это кирпич-сырец. Лепили его раньше без обжига, способом естественной сушки. За добрую сотню лет, да еще при варварской эксплуатации здания (см. справку Егорова выше), надо было видеть – в какое состояние он пришел. И главное – сроки и стоимость всего комплекса, членам ОАО это было далеко не безразлично. Так, что вперед и с песнями – турки махом снесли все стены, выкопали огромный котлован под будущие подземные парковки, и работа закипела, на этот раз – действительно закипела. В 96-м начали, в 99-м торжественно перерезали ленточку, не мы, конечно – Рахимов с Лужковым...
  Проектирование шло с листа. Сергей не спал сутками, доставалось и мне сверху, но, конечно – основную нагрузку нес он и его ребята из мастерской. Хотя, надо сказать, что строить с турками – это песня, по сравнению с нашими подрядчиками, намного легче, но отношение к срокам проектирования у них очень жесткое. Много чего Сергей там напридумывал, одно монолитное перекрытие со световыми фонарями над внутренним двором чего стоит. Врукопашную сходился с заказчиками, желавшими перекроить весь внутренний двор и перегородить его на мелкие бутики, хитрил с властью – фундамент часовни, которая должна была стоять перед рядами, но, которую нам ставить не разрешили, он заложил все-таки. Все это он лучше бы меня рассказал, но, увы – рано ушел Серёга от нас...туда, где все ему воздастся...
  Тут пора и заканчивать воспоминания. А ряды живут уже своей, независящей от нас жизнью, для меня лично - как память о том времени и тех людях…
Спасибо им...
ссылки:
ОАО "Гостиный двор" http://www.gostinka.com/?i=1&s=1
ЗАО "Архпроект" http://arhufa.ru/
П. Егоров История торговых рядов http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=1116811&page=4
P.S. Да, и еще вот о чем хотел написать - горжусь, конечно, своим участием в восстановлении рядов, но как архитектор, понимаю, что не все там у нас получилось - есть и излишняя голубоватость форм, не очень удобное и человечное благоустройство, но...
Сергей, каким-то волшебным способом добился самого главного в архитектуре - за внешним, не парадным и не торжественным фасадом, скрывается настоящая оргия пространства и света... Наблюдал, и не один раз, когда водил туда гостей и друзей, их реакцию - невольное "АХ...!", при входе в интерьеры рядов...
Это и есть почерк настоящего мастера...
Жаль, сейчас там наполовину этот эффект смазали - понаставили всяких палаток торговых безграмотно...