February 18th, 2017

klement

чтобы помнили...



Самая тяжелая и самая правдивая книга о войне, прочитанная мною за последнее время, над которой Александр Ильич Шумилин работал до последнего своего часа...
Читать "Ванька-ротный">> и о книге и авторе  "Фронтовые мемуары">>

«... и каждый из них, умирая, хотел что-то
сказать... Сказать тем, кто останется после
них жить на этой земле, пропитанной их
кровью. Эти мысли и не дают мне покоя».

(А.Шумилин "Ванька-ротный")

    14.08.1942
    "Настало трудное и тяжелое время. Пережить его значит выжить. Я вспоминаю 2-е августа, когда мы шли на высоту. Я потерял многих друзей. Мы шли на немца, кругом горела земля. Я спустился в воронку, ботинок не было видно. Они промокли от крови. На руках умирал друг. Такой же, как я командир. Он только успел прошептать, — Сашка! Я умираю! У меня было темно в голове. Я никогда еще не видел так много крови. Потом мы шли вперед и вперед. Немцы бежали, мы заняли деревню. Он снова обрушился на нас всею своей звериной силой. Мы стояли не на жизнь, а на смерть. Он снова не выдержал, отошел. Ты знаешь, что я не первый раз в бою. Бой для меня длится вот уже больше года. Однажды я летом простудился и заболел, пролежал двадцать дней в нашей санроте. Иногда я спрашиваю какого нибудь человека, сколько мне лет. И я невольно улыбаюсь, когда мне говорят, что я с 14-го или 15-го года рождения. Я не обижаюсь на это. Я сижу вместе с солдатами в окопах. Мне даже иногда интересно, как живут люди позади нас, в тылу. А мне, как ты знаешь всего двадцать один год.
ДКА," (из писем Шумилина с фронта)
klement

Исполняется 144 года со дня казни Апостола свободы...


*«Время в нас, а мы во времени – оно меняет нас, и мы его меняем» – крылатая фраза Васила Левского (Прим. перев.)

Исполняется 144 года со дня казни Апостола свободы Васила Левского. В сознании болгар он один из немногих объединяющих светлых символов. Ежегодно в этот день наши соотечественники отдают дань памяти Василу Левскому и задаются вопросом: А достойные ли они наследники героя? Ответ дает журналист Стефан Продев в своем эссе «Взирает молча, но грозно»:
«Самый великий столп национальной совести, чей огонь нас обжигает и перерождает. Поэтому пусть никто не ждет милости за свои поступки, представ пред ним. Ни клятвы, ни ладан не спасут, если превыше Отечества ставишь себя. Когда нагая политика пытается изрекать ценные слова, забыв, что он не хоругвь, а идея. Очищающая и наказывающая буря. Не один и не два писателя и художника пытались написать его портрет, охватить его эпичные размеры, но им всегда чего-то недоставало. И это нормально, потому что он не просто герой, а Герой – эманация нашего духа. Многие достигли величия, но никто не достиг Его величия. Он учит нацию не только внутреннему достоинству, но и точности по отношению к себе. В наши дни это особенно необходимо. Страсти, которые хотят взять верх в нашей жизни, должны почувствовать его урок и подчиниться ему. В противном случае мы устанем от возни. В конце концов, Болгария одна и забота всех может быть только одной – ее безопасность, ее спокойствие, ее настоящее побратимство. Думая о ней, революционер не превращался в мелкого политикана. Наоборот – целью каждого его шага и поступка было ее объединение. Он не искал мести, а любви и понимания. Богачи его не принимали, но он их использовал. Поэтому его позиция никогда не перерастала в оппозицию, и он щедро бросал мосты между душами для достижения своей цели. А его цель всегда была одна – свобода раба, просвещение и равноправие этого самого раба. Чистота нравов – цель, актуальная и в наши дни. Сегодня политические амбиции нас разъединяют, бросают в сражения, сдирают общественную кожу. Многие считают, что правда на их стороне и только она возможна. Все, кто хочет быть полезным, должны понять – Герой сказал все, что сегодня мы хотим услышать. И о демократии, и о республике, и о свободе, и о равноправии, и о тех темных сторонах жизни, которые нас разъединяют. Давайте не будем сложнее его. Давайте верить его идеям и инстинкту, которые продвигают наш дух. Он и никто иной научил нас быть не только единомышленниками, но и апостолами, быть обществом, а не массой. Быть сложной, но настоящей Болгарией, которая не станет есть собственное мясо ради тех или иных интересов, а возвысится над ними. Мы можем делиться как угодно – на демократов и антидемократов, на умных и глупых, на героев и антигероев, на полезных и вредных, но неужели в момент пикового напряжения это даст нам успокоение, что мы полезны. Давайте не будем обманывать себя. Он завещал нам, что польза в единстве, в общем поиске истины и общем преодолении беды. И поскольку сегодня истина и беда переплетены, как никогда ранее, давайте не будем жертвами собственных амбиций, давайте отбросим политическую ипохондрию, которая пытается нами завладеть. Наверняка, если бы он был жив, то показал бы нам путь к исцелению, но поскольку это не так, наш единственный шанс – учиться у него, потому что никто иной, а он внушил нам, что время в нас, а мы во времени*. Я не знаю другого нашего политика, который достиг бы такого всеобъемлющего прозрения, подобной диалектики мысли, объединяющей в одно целое человека, отечество и мир. Сегодня сотни тысяч болгар склонят головы на лобном месте Апостола, чтобы покаяться, попросить прощения и разума у него. Левски – наше непрерывное самозаряжение идеями и моралью, энергией и волей. Вот почему наше самое большое счастье в том, что Левски в нас». (Rus,bg)