Александр (av_klement) wrote,
Александр
av_klement

АН Илларионов 2007 год - аналогии режимов...

http://echo.msk.ru/sounds/489717.html
Что касается предпосылок становления режима, то, мне кажется, некоторые факторы, способствовавшие его появлению, довольно напоминают также ситуацию в одной не очень маленькой стране на востоке Европы. Это была бывшая империя, очень крупная, которая потерпела поражение в крупной войне. Там была Первая мировая, здесь – была мировая "холодная война". В проигранной войне страна понесла крупные территориальные потери – практически все колонии, а также значительные прилегающие территории со смешанным населением. Значительная часть титульного населения империя оказалась за пределами новой, существенно сократившейся, территории страны. Часть территории страны была занята войсками вчерашнего противника – ну, в случае Германии французы, бельгийцы оккупировали Рур; в случае другой страны часть бывших территорий оказалась на территории или в руках военного блока, противостоявшего в течение предшествующего периода этой стране. Значительной частью населения поражение в войне воспринято как несправедливое и незаслуженное. Авторами поражения названы империалисты, прежде всего англосаксы извне и пятая колонна внутри страны, потому что кто же развалил империю? Это, конечно, либералы, демократы. Причем аргументация была очень схожей. Те же, кто действительно был ответственен за развязывание войны, а это именно силовая элита, не только не избежали наказания, но и вообще какой-либо уголовной, политической, моральной ответственности. Организации силовиков как формальные, так и огромное количество ветеранских организаций, например, "Стальной шлем", очень известный, остались нетронутыми, они быстро адаптировались к новым условиям, проникли в бизнес, в политику, в средства массовой информации. Идеологии милитаризма, реваншизма, насилия не только не были разрушены, но эта идеология была даже не осуждена. По завершении войны страна оказывается обремененной гигантским внешним долгом – и в одном случае, и в другом. В случае Германии это 132 миллиарда золотых марок. В случае России в 98-м году это 156 миллиардов долларов. Выплата внешнего долга доминирует в экономической повестке дня в течение десятилетия-полутора и многими внутри страны воспринимается как чрезвычайно несправедливая, призывается иначе использовать эти средства. В обеих странах после крушения предшествующего авторитарного режима, соответственно в Германии – имперской власти, в России – коммунистического режима, пришли правительства, характер политики которых оказывается весьма схожим: это социал-демократические правительства и популистская политика. Результатом становится гиперинфляция в обеих странах, существенный бюджетный дефицит в обеих странах, многократное обесценение валюты в обеих странах, обнищание населения в обеих странах, быстрое создание и мгновенный крах огромных состояний. Политическая нестабильность в обеих странах отягощена попытками путчей со стороны как коммунистов в Германии, например, в Берлине, Гамбурге, Баварии, Руре, Саксонии, правых Каппов в 20-м году, нацистов в Мюнхене в 23-м году, в России у нас также были две попытки путча – в августе 91-го, в октябре 93-го года. Провал экономической политики тех, кто согласно международным классификациям именуется социал-демократами, как в случае Германии, так по сути дела и тех, кто у нас был в начале 90-х годов, приводит правительства более мягкие: в случае Германии это правительство Штреземанна, в случае России – Черномырдина, которые ассоциируются с выполнением внешних обязательств и, естественно, критикуются внутри страны за политику выполнения, исполнения требований внешних кредиторов. Затем на смену этим весьма непопулярным правительствам приходят правительства консервативные, которые проводят политику финансового консерватизма: в случае Германии последовательно правительства Брюнинга, Папена, Шляйхера; в случае России – правительства Примакова, Степашина, Путина, Касьянова. Гражданские правительства, которые находятся у власти в течение примерно двенадцати лет после краха предшествующего режима и после поражения в войне, соответственно, в Первой мировой, еще раз повторю, и "холодной" в нашем случае, оказываются весьма малопопулярными и неустойчивыми. Интересно обратить внимание, что Берлин 20-х годов и Москва 90-х годов – это крупные многонациональные центры с бурно развивающейся культурой нового типа: декаданс в Берлине популярнейший, постмодернизм, новорусскость – у нас. Накануне формирования нового политического режима страна оказывается в тяжелейшего экономического кризиса. Сокращение промышленного производства от пика в Германии 50%, в России – 54%; валового внутреннего продукта в Германии примерно 45%, в России – 43%; количество безработных в Германии в 33-м году, в пик кризиса, 42% с небольшим, количество бедных, то есть лиц с доходами ниже прожиточного уровня в России в 2000 году – 42%. Иными словами, здесь есть много разных факторов, здесь экономические факторы, политические, внешнеполитические. Очень важным фактором является, конечно, психологическое, идеологическое состояние общества, которое воспринимает крушение прежнего порядка, поражение в войне как чрезвычайно несправедливое, незаслуженное и внутренне противостоит этому. Ну, вот такие основные предпосылки возникновения режима." читать полностью>> (АН Илларионов Эволюция нацистского режима. Интервью 3 декабря 2007 г.)

P.S. оптимизм Андрея Николаевича, насчет "четырех принципиальных отличий современной России от нацистской Германии", не оправдался - различий все меньше и меньше...
Tags: История, Про жисть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments